А.Е. Пресняков. О втором ополчении

Минин и Пожарский. Во время «лихолетия» и особенно после пожара в Москве многие искали убежища в Троице-Сергиевой лавре, обведенной высокими стенами еще в XVI в. Игумен лавры архимандрит Дионисий устроил в самом монастыре и в окрестных селах больницы и гостеприимные дома, причем сам ухаживал за больными.
По смерти Ляпунова Дионисий вместе с келарем лавры Авраамием Палицыным стал рассылать по городам грамоты, призывая народ к спасению Москвы. Первым отозвались на их призыв нижегородцы, следуя увещаниям торговца Козьмы Минина (мясника), пользовавшегося в городе уважением за свою честность. Когда одна из грамот Дионисия, прочитанная в свободной церкви, растрогала народ, Минин обратился к нему с речью и заключил ее так: «Продадим дворы, заложим жен и детей наших, но выкупим отечество и веру!». Нижегородцы решили составить ополчение. На содержание его Минин первый отдал свои деньги, украшения жены и даже драгоценные оклады с икон; другие нижегородцы отдавали свое имущество, говоря: «Что пользы от нажитого, когда отечество гибнет». Примеру нижегородцев последовали и другие города. Монастыри и зажиточные люди присылали деньги на содержание ополчения. Главным воеводою был избран князь Пожарский, сражавшийся уже с поляками в Москве; Минин же сделался казначеем. Когда ополчение было на полпути от Москвы, поляки, сидевшие в Китай-городе и в Кремле, и их сторонники, русские, сильно встревожились. Боярин Салтыков и польский гетман Гонсевский приступили к Гермогену с угрозою, требуя, чтобы он послал в ополчение грамоту с предложением разойтись. Патриарх отвечал: «Да будут благословенны те, которые идут для освобождения Москвы; вы же будете прокляты!» Вскоре патриарх умер. Полагают, что он был уморен голодом. Между тем ополчение подошло к Москве и вместе с донскими казаками, над которыми начальствовал князь Трубецкой, осадило ее. Сначала осада шла неуспешно, потому что казаки враждовали с ополченцами и однажды, поссорившись с Пожарским из-за жалованья, хотели отступить от Москвы, но архимандрит Дионисий нашел средство удержать их.
Наконец поляки, страдая от голода, сдались (в октябре 1612 г.) и были разосланы по городам.
Избрание Михаила Федоровича. Сусанин. Для избрания царя воеводы созвали в Москву Земский собор, который после трехдневного поста приступил к совещанию. Члены Собора единодушно избрали на престол Михаила Федоровича Романова (1613 г.). Отец Михаила, боярин Федор Никитич, приходился племянником первой супруге Иоанна Грозного Анастасии Романовне; Борис Годунов насильственно постриг его в монахи под именем Филарета, Лжедимитрий I возвел его в сан ростовского митрополита, а когда Москва присягнула Владиславу, он был отправлен в числе послов к Сигизмунду. При избрании на престол Михаилу Федоровичу было 16 лет, он жил с своею матерью в Ипатьевском монастыре, на р. Волге, недалеко от г. Костромы. Отряды поляков, бродившие во многих местах России, узнав об избрании Михаила, решились отыскать его местопребывание и убить как соперника царевича Владислава. Но царь был спасен крестьянином села Домнина Иваном Сусаниным, который взялся проводить поляков к местопребыванию царя, но вместо того намеренно завел их в лес. Поляки, видя, что они обмануты, убили его, но и сами погибли от голода. Сделавшись царем, Михаил наградил семью Сусанина землею и освободил ее со всем потомством от податей. Минин и Пожарский также были награждены: Минин был сделан думным дворянином и заседал в Царской думе, а Пожарский был возведен в сан боярина. Через 200 лет, в царствование Александра I, в честь их в Москве, на Красной площади, был поставлен бронзовый памятник.
Вопросы и задания:
  1. Кто входил во Второе ополчение?
  2. Кто возглавил Второе ополчение?
  3. Кто такие Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский?
  4. Почему новым царем был выбран Михаил Романов?

Ответ

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразовываются в ссылки.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Больше информации о возможностях форматирования