А. Г. Маленков

Итак, сентябрь 41-го. Из Ленинграда пришло паническое послание от К. Е. Ворошилова (он тогда бездарно командовал фронтом): город защитить невозможно, его придется сдать. По заданию ГКО в Ленинград срочно вылетает Маленков. Самолет, в котором он находился, проник в город на бреющем полете.
По словам отца, он застал А. А. Жданова, возглавлявшего тогда ленинградскую парторганизацию, в роскошном бункере – опустившегося, небритого, пьяного. Дал Жданову три часа, чтобы тот привел себя в божеский вид, и повел его на митинг, который по предложению отца был созван на знаменитом Кировском заводе. В те несколько дней, что он пробыл в Ленинграде, ему удалось сделать многое, чтобы укрепить оборону города, которая по вине Ворошилова была полностью расстроена. В частности, по инициативе отца Балтфлот был тут же переподчинен командованию фронта, и вскоре дальнобойные орудия кораблей остановили мчавшиеся на полной скорости к Ленинграду немецкие танковые колонны.
Запомнилась мне фраза отца: «Вернувшись в Москву, я ничего не рассказал Сталину о состоянии Жданова, но с тех пор уважение к нему потерял полностью». Запомнилась особенно отчетливо именно эта фраза потому, что отец тогда вслед за именами Ворошилова и Жданова недобрым словом помянул Мехлиса, Молотова, Берию и многих других, некомпетентных, мягко говоря, руководителей, а я невольно воскликнул: «Но как же с такими руководителями можно было выиграть войну?!»
Отец сказал только: «У нас были очень хорошие военные».
А. Маленков.
О моем отце Георгии Маленкове