Из воспоминаний маршала А. М. Василевского

...В результате реорганизации центрального аппарата, осуществленной летом и осенью 1941 г., значительно улучшилось руководство Вооруженными Силами, их строительством и обеспечением. (...)
Генеральный штаб превратился в рабочий орган Ставки. Никакого другого своего специального аппарата для этой цели она не имела. Генштаб поставлял нужную информацию, обрабатывал ее и готовил предложения, на основе которых Ставка давала затем директивы. Сначала И. В. Сталин высказывал резкое недовольство деятельностью Генштаба. Тяжелая обстановка на фронтах порождала многие недостатки в деятельности Генштаба. К тому же, не скрою, И. В. Сталин не всегда принимал оптимальные решения, не всегда проявлял понимание наших трудностей, и сама система обслуживания Ставки только еще вырабатывалась. (...)
Были в деятельности Сталина того времени и просчеты, причем иногда серьезные. Тогда он был неоправданно самоуверен, самонадеян, переоценивал свои силы и знания в руководстве войной. Он мало опирался на Генеральный штаб, далеко не достаточно использовал знания и опыт его работников. Нередко без всяких причин поспешно менял кадры военачальников. В таких условиях Генштаб не мог развернуться и работать в полную меру своих сил, не на должном уровне выполнял свои функции как рабочий орган Ставки. (...)
За более чем 30-месячный период моей работы в должности начальника Генерального штаба, а в дальнейшем и в бытность членом Ставки она полностью в утвержденном ее составе при Верховном Главнокомандующем ни разу не собиралась. На протяжении всей войны стратегические решения, направляемые в войска в виде директив Ставки, рассматривались Политбюро нашей партии и Государственным Комитетом Обороны.
А. М. Василевский. 
Дело всей жизни