Письмо с фронта

Спешно учились. Многие из нас в жизни не держали в руках никакого оружия, не бросали гранаты, не знали пулемета, не знали, да и с трудом укладывалось в голове, что можно жечь танки бутылками с горючей смесью.
20 июля 1941 года поджигаем два танка, взяв в плен трех танкистов. Какими же мы были наивными человеколюбцами, пытаясь при их допросе добиться от них классовой солидарности. Нам казалось, что от наших бесед они прозреют и закричат: «Рот фронт!» Мы хорошо знали произведения из времен гражданской войны и совершенно не знали современного немца-фашиста. А они, нажравшись нашей каши из наших же котелков, накурившись из наших же добровольно подставленных кисетов, с наглой, ничего не выражающей рожей хамски отрыгивают нам в лицо «Хайль Гитлер!». Кого мы хотели убедить в классовой солидарности – этих громил, поджигающих хаты, насильников и садистов с губной гармошкой во рту, убивающих женщин и детей? Мы стали понимать и с каждым днем боев все больше убеждаться, что только тогда фашист становится сознательным, когда его бьешь.